Встреча с В.Якименко, ветераном ВОВ

22 Ноя 2011, Автор: Мария Димерец

 

В 2012 году Вере Павловне Якименко, ветерану Великой Отечественной войны, труда, журналистики, автору множества книг, сценариев, статей, исполнится 90 лет. Эта красивая женщина легко находит общий язык с молодежью. Она частый гость в УВК «Школа гуманитарного труда» Херсонского областного совета. С этим учебным заведением Веру Павловну тесно связывает прошлое – один из корпусов ШГТ размещен в здании бывшей херсонской школы №7. Именно здесь в далекие довоенные годы учился Илюша Кулик – Вера Павловна тогда с ним и познакомилась. Сейчас, после капитального ремонта, на здании ШГТ висит мемориальная доска с портретом Илюши Кулика. Здесь чтят память о Великой Отечественной войне – проводят уроки памяти, ведут поисковую работу, готовят спектакли, общаются с ветеранами.

– Вера Павловна, вы ведь частый гость нашей школы?

– Начнем с того, что впервые я побывала в этом здании перед войной. Я и Илюша Кулик были избраны членами горкома комсомола – тогда я с ним познакомилась. Он возглавил комиссию по военно-физкультурной работе, а я школьную комиссию. Мне, как члену горкома комсомола, поручили проверить ту школу, где учился Илья и где, ко всему прочему, он был еще и секретарем комсомольской организации. Илья был очень приятный человек, такой общительный… Он назначил мне встречу на втором этаже школы. Захожу в кабинет, в комсомольскую комнату, открываю настежь дверь, столы сдвинуты, Илюша сидит в окружении 10 человек – изучают винтовку…

– Вы собирали материалы об Илюше и с этим связана какая-то интересная история…

Когда я вернулась из эвакуации и узнала, что Ильи больше нет, я, наверное, человек пятнадцать послала собирать материалы о нем. Тогда еще очень многие были живы, это было проще. Три общих тетради его дневников нашли. И вот в сейфе в моем кабинете я прятала все, что могла. Потом звонит мне тогдашний секретарь обкома комсомола и говорит: это верно, что у тебя дневники Кулика? Я отвечаю: не только дневники, у меня вон столько записей, которые делали люди по моему заданию. Он в ответ: к тебе сейчас придут. Приходят два таких хорошо одетых, чудесно держащихся молодых человека. Называют себя и просят показать дневники. Я спрашиваю: кто вы? Они мне показывают удостоверение: КГБ. Я говорю: и что будет? Они отвечают: мы эти дневники забираем. Я сказала, что не отдам. Какого-то страха абсолютно не было. Я им объяснила, что собирала материалы не по заданию руководства. Для меня это очень дорого и как для человека, и для моей будущей работы. Они ушли, а меня вызвал секретарь обкома и приказал отдать, иначе, мол, их с сейфом вынесут. И забрали.

– Благодарное ли это дело – рассказывать о войне нынешнему подрастающему поколению?

– Слушают! Еще как здесь слушают! Дети у вас, конечно, потрясающие. Не надо ничего, нужно просто чтобы кто-то пришел, кто умеет общаться с людьми, вошел в класс, выступал, рассказывал, то, что он считает нужным для ребят. Но посмотреть на этих детей, как они слушают, как они все воспринимают – с таким сопереживанием! Моя тема – 99% все связано с войной, Победой. Я несколько раз у вас выступала. От вас уходишь с каким то ощущением хорошего праздника для души. Энергетика очень хорошая. Дети с таким интересом слушают, чувствуешь с ними какое-то необыкновенное единство!

– Вы помните первые шаги ШГТ. Как со стороны это выглядело?

– Честно? Первые успехи вашей школы – головокружительные. Но они, будет откровенны, поначалу вызвали двоякое отношение. Некоторые люди говорили, что Артем Александрович, мол, делает показуху. Но, впрочем, уже даже тогда очень многие отзывались о ШГТ хорошо. А потом я у вас несколько раз побывала в школе. И вот вы знаете, как-то у вас тепло и уютно! И все, что у вас собрано – книги, стенды, это все до такой степени располагает к положительному восприятию всего того, что здесь происходит! Что касается школы: можно даже ни с кем не надо разговаривать. Надо просто пройти по ней – теплой, уютной, располагающей к хорошему общению. Такое возможно только там, где существует в коллективе порядок, взаимопонимание – и это 20 лет – срок огромный. У вас нет мелочей. Если так бросить взор, на что не посмотреть, все хорошо. Впрочем, есть еще над чем работать. Например, над школьным музеем – вот я принесла еще книги для пополнения его запасов.